Городок Юхнов — этакая классическая «одноэтажная Россия». Территория — около 3 кв. км, население — чуть больше 7000 человек. По виду и не городок вовсе, а дачный поселок. Во дворах сушится на веревках белье, маленькие окошки — в резных наличниках и современных стеклопакетах, на трети городской территории растет «городской лес», особливо сосны: стоят между домами, высятся на въезде и выезде из города… Эта провинциальная пастораль — первое, что видят из окон автобусов приезжие, прибывающие по магистральной улице Энгельса на автовокзал на улице Энгельса.

Юхнов стоит «на обоих берегах реки Кунавы, при впадении ее в реку Угру. Главная и лучшая часть города расположена на левом берегу Кунавы, меньшая, носящая название Солдатской слободы, — на правом», без обиняков сообщали Брокгауз и Ефрон в 1907 году. С тех пор кое-что изменилось. Речка Кунава теперь официально называется Кунова (хотя местные с этим готовы поспорить), но, как и прежде, пересекает город с севера на юг, в центре Юхнова разливаясь в пруд. Вдоль пруда в «лучшей части города» проходит невообразимая в 1907 году улица Бебеля, а на параллельной улице Ленина стоит главная достопримечательность Юхнова: собор Казанской иконы Божьей Матери 1804 года постройки.

От «лучшей части» Юхнова остались крохи. Все исторические объекты находятся рядышком, между улицами Бебеля, Ленина, Карла Маркса, Урицкого и Советским переулком. Названия — постреволюционные, планировка — дореволюционная, «геометрическая»: город не менял ее с XVIII века, в соответствии с «высочайше конфирмованным планом» Екатерины Великой.

Живописен ли Юхнов? Кому как. Большая часть города сгорела еще в 1921-м, потом — война, оккупация, полное разорение. Юхнов — это такой маленький Смоленск. До 1922 года он даже относился к Смоленской губернии, в его гербе до сих пор — смоленская пушка. Городок, принимавший на себя удары всех войн, но, в отличие от Смоленска, не столь значительный, чтобы удостоиться послевоенного восстановления исторического облика. Память о последней войне здесь повсюду: огромный для такого небольшого городка монумент Воину-освободителю, пожалуй, самый ухоженный памятник Юхнова. Есть Аллея Героев с танком-памятником. Еще несколько военных памятников на городских окраинах, в окрестностях — два десятка братских могил и мемориалы на местах страшных боев: «Маленький Севастополь», памятник на месте гибели и музей генерала Ефремова в селе Климов Завод

Тем не менее, Юхнов находится на территории Национального парка «Угра». За волшебной природой сюда обычно и едут. Живописен сам Юхнов или нет, но многие, однажды побывав здесь, возвращаются при первой возможности. Летом население города увеличивается раза в два. Река Угра, протекающая по окраине Юхнова, — одна из чистейших в Европе. В сезон на реке полно байдарочников и рыболовов, в лесах полно охотников на грибы, орехи и ягоды. Вокруг Юхнова бьют ключи с удивительно прозрачной и вкусной водой. Зимние пейзажи красивы до лубочности, что превращает городские окрестности в идеальное место для лыжных прогулок. «За природой» сюда едут со всей России.

Жители Юхнова свою природу любят, чрезвычайно остро реагируют на ее загрязнение и ищут пакостников, обвиняя то элитный эко-поселок «Юхнов-град», то многочисленных туристов. Наиболее сознательные возлагают ответственность на самих себя, то есть местных жителей. В любом случае будет уместно обратиться ко всем: берегите природу, мать вашу, не оставляйте после себя мусор!

МЕСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

В названии города ударение падает на первый слог: Юхнов.

Климат в районе Юхнова приятный. Летом нет изнуряющей жары, а зима мягкая (даже в холодном январе средняя температура — комфортные -10 С), но продолжительная. Снежный покров устанавливается, как правило, в конце ноября, а сходит в середине апреля.

События и праздники

21 июля — День города. Эта дата установлена в 1998 году по просьбе прихожан Казанского собора: они предложили совместить городской праздник с днем Казанской иконы Божией Матери, 21 июля.

Вторая неделя июня. В последние годы недалеко от Юхнова проходил Международный open-air фестиваль «Пустые Холмы». С 2012 года, по решению организаторов, фестиваль в прежнем формате не проводится — ни рядом с Юхновым, ни где бы то ни было еще. А жаль: солнечный регги, живой фолк, тувинское горловое пение, настоящий рок, индийские раги, еврейский клейзмер, блюз от Миссисипи до Одессы, нео-классика, народная музыка с довольно древними корнями, изысканный джаз, прогрессив, кабаре, панк, колыбельные самых разных народов мира — на юхновской земле любая мелодия звучала органично…

ИСТОРИЯ

За мостом через реку Угра на выезде из Юхнова в сторону Москвы стоит памятный знак Великому стоянию на Угре 1480 года. Событие в русской истории более чем значительное: оно положило конец татаро-монгольскому игу, Московское государство стало полностью независимым.

Однако точное место «Великого стояния» неизвестно: где-то на Угре, где-то в современной Калужской области. Существует по крайней мере 7 (семь) версий о том, где именно в 1480 году «играли в гляделки» войска хана Большой Орды Ахмата и великого князя Ивана III. Согласно самой популярной из них, это район пятикилометрового участка реки Угры вверх от ее устья до впадения в нее реки Росвянки, т.е. у современного поселка Росва. От Юхнова до Росвы — километров 70.

Что известно точно, так это год рождения города Юхнова: 1777. Прежде это была подмонастырская Юхновская слобода при Юхновском Казанском мужском монастыре. По высочайшему повелению сюда перенесли «присутственные места» (государственные учреждения) из Рупасова, и Юхновскую слободу переименовали в город Юхнов.

Своим названием город обязан монастырю, это понятно. А вот с самим монастырем история сложная. В.В. Зверинский в материалах «О православных монастырях в Российской империи» 1890-1897 годов сообщает: «Казанский-Юхнов мужской, заштатный с 1764 г. в полуверсте от г. Юхнова Смоленской губернии, при впадении р.Кунабы или Кунавы в р.Угру. Он существовал еще до 1611 г., когда был разорен поляками и назывался Юхновской пустынью…».

Но когда и кем была основана Юхновская пустынь, неизвестно. По всей видимости, название она получила по имени основателя, Юхны (Юшки, Юрия). Существует легенда о разбойнике Юхне, раскаявшемся в своих прегрешениях. Есть и совсем мифологическая версия, отождествляющая разбойника Юхну с атаманом Кудеяром, но она популярна в среде современных «кладоискателей».

Легенды легендами, но разбои в этой местности действительно не были редкостью. В монастырских записях 1749 года есть сведения о бессовестном ограблении: разбойников было человек 30, и они «мучительски жгли и били» двух монахов, чтобы заполучить деньги.

Вторую половину своего названия, Казанский, монастырь мог получить после 1579 года, когда в Казани была явлена чудотворная Казанская икона Божией Матери, одна из самых почитаемых святынь русской православной церкви.

Несмотря на отсутствие документальных свидетельств, многие признаки указывают на то, что монастырь существовал еще до Смутного времени (1598 — 1613). А первое письменное упоминание обители относится к 1628 году. Записи из Мещовских писцовых книг того времени цитирует «Историко-статистическое описание Смоленской епархии» 1864 года: «…в монастыре Юхнове, на реке Угре и речке Кунавне, церковь Пресвятой Богородицы, да другая Рождества Христова, да придел великого чудотворца Николая стоят пусты без пения; к монастырю слободка, пашни пахотные добрые…».

Действительно, после разорения поляками и литовцами в 1611 году монастырь стоял в запустении, но в 1653 году он был возобновлен по благословению Серапиона, митрополита Сарского и Подонского.

Монастырь худо-бедно поддерживали на плаву «соседние владельцы» и купцы, но после упразднения Петром I патриаршего управления церковью дела маленькой обители пошли совсем плохо. В 1724 году по указу Святейшего Правительствующего Синода Казанский монастырь был и вовсе упразднен. Но уже в 1726-м обитель была восстановлена по слезному ходатайству своих благотворителей, Алексея и Никиты Зыбиных. Вместо обветшавших деревянных церквей к середине XVIII века были построены три каменные. Вторая половина XVIII века была временем наивысшего расцвета обители. В конечном счете Казанский Юхновский монастырь оказался «градообразующим»: именно из его подмонастырской слободы в 1777 году родился город Юхнов.

Сегодня место расположения монастыря можно определить по единственному сохранившемуся зданию (вернее, руинам) келейного корпуса. После революции монастырь был закрыт, а в 1920-х годах по непонятным причинам началось его уничтожение. Три церкви на территории монастыря взорвали — и это странно, поскольку добротные каменные постройки большевики чаще «перепрофилировали», уничтожая купола и кресты, но оставляя стены...

Однако вернемся к истории Юхнова в статусе города. «Сей город, что прежде была Подмонастырская слобода, по высочайшему Ея Императорского Величества, блаженная и вечно достойныя памяти Государыня Императрица Екатерины вторыя повелению, к удобнейшему правлению и доставлению ближайшего жителям суда и расправы, учрежден в 1777 году и наименован Юхновым по имени Юхновского мужеского монастыря, который находится близ сего города на правой стороне реки Угры».

Городу с «судом и расправой» нужен герб, и таковой был высочайше утвержден 10 октября 1780 года: «В верхней части щита герб Смоленский. В нижней — три реки, стекаясь вместе, в зеленом поле, делают одну большую реку, что при городе сем в натуре и находится». Почему смоленский герб — ясно (Юхнов был передан из Смоленской в Калужскую губернию только в 1922 году), а вот что за реки «в натуре» — понятно не очень: Кунава, Угра, а третьей на современных картах не видно. Впрочем, на старых тоже — речек в окрестностях Юхнова множество, но ни одна не подходит под геральдическую диспозицию.

Не обошла матушка-императрица своим вниманием и вопросы городской застройки. Юхнов начинает застраиваться по, опять же, высочайше конфирмованному плану. Подобные планы существовали практически для всех городов Российской империи. Они предусматривали геометрически правильные кварталы с широкими прямыми улицами. Продольные улицы, строго перпендикулярно — поперечные. Сразу вспоминается «Бродвей» Маяковского: «На север с юга идут авеню, на запад с востока — стриты».

Юхнов не только сохранил историческую планировку, но, говорят, даже количество улиц с конца XVIII века не особо увеличилось.

Уже в 1796 году Юхнов стал уездным городом Смоленской губернии. Незначительным, но все же. Следующий этап в истории Юхнова — Отечественная война 1812 года. В городе, что чрезвычайно трогательно, до сих пор помнят имена своих героев.

Если владимирские Храповицкие прославились замком конца XIX века, то Храповицкие из Юхнова — беспримерной отвагой всего семейства в Отечественной войне. Они были крупными помещиками, имели лучшие в уезде земли и леса. Глава семьи, почтенный старец Семен Яковлевич Храповицкий в 1812 году был предводителем юхновского дворянства. Отставной офицер, отслуживший свое еще при Екатерине, собрал в ополчение почти 2000 человек. Командирами ополчения Храповицкий назначал отставных военных дворян, не пожелавших отсиживаться дома в трудное для страны время. Ополченцы проводили разведку, охраняли район Юхнова, прикрывали дорогу на Калугу. В городе Храповицкий за свой счет устроил лазарет и продовольственные склады, которые снабжали припасами проходившие войска.

Кутузов высоко оценил его «благородные действия, делающие честь российскому дворянству». В сведениях о Юхнове и приходе собора Казанской церкви за 1904 год исследователи нашли такую запись: «В старом храме есть икона Казанской Божьей Матери, пожертвованная Предводителем Юхновского дворянства Симеоном Яковлевым Храповицким в память избавления от врагов в 1812 г. города Юхнова и его округи. Эта икона сопутствовала Юхновскому ополчению в 1812 г.».

Старший сын Храповицкого, Николай Семенович, примкнул к отряду Дениса Давыдова. Командуя пехотой, он особенно отличился при разгроме двух неприятельских колонн, следующих к Городищу. В результате операции было взято в плен 5 офицеров и 330 рядовых. Вместе с братом и отцом воевал с французами и Степан Семенович Храповицкий. Приписанный к отряду Дениса Давыдова и внешне на него похожий, Степан стал «правой рукой» Давыдова и сподвижником в лихих набегах.

Больше о замечательных юхновских дворянах можно узнать из исследования Т.Т.Завировой «Из истории дворянских родов Храповицких и Жеребцовых». Или в Юхновском краеведческом музее, расположенном на улице Кирова.

В 1850-х годах через Юхнов прошло Московско-Варшавское шоссе (кстати, второе в России после Петербургского). Город ожил, население подросло, вдоль шоссе выстроились новые купеческие здания. Но прошло 20 лет, и в 33 верстах от Юхнова проложили Сызрано-Вяземскую железную дорогу, «чугунку». И городок вновь оказался в стороне от радостей раннекапиталистического прогресса.

Сведения о Юхнове начала ХХ века изложены Брокгаузом и Ефроном: «В 1902 г. в Юхнове имелось 85 каменных и 348 деревянных домов; жителей 3059 (1646 мужчин, 1413 женщин); 1 каменная церковь, 2 деревянных, 1 каменная часовня и Казанский заштатный монастырь; магазинов и лавок 65, постоялых домов 12, … трактиров 4, аптека 1, больниц 2 (на 34 кровати); … школа грамоты, детский приют; народная библиотека. … Торгового и промышленного значения Юхнов не имеет; местные купцы скупают преимущественно хлеб, льняное семя, пеньку, сырые кожи, а также занимаются сплавом леса по реке Угре в реку Оку».

Не менее любопытны (в свете последующих событий) сведения о жителях Юхновского уезда: «Малая обеспеченность крестьянского населения земледелием вызвала сильный отход на сторону. … В 1902 г. выдано было годовых паспортов мужчинам 6196, женщинам 1208. Юхновцы идут далеко и на самые тяжелые работы; они известны как отличные грабари (т.е. землекопы), колодезники, мостовщики; их можно встретить на работах в Архангельске, на Кавказе и даже в Сибири. Затем Юхновский уезд доставляет в столицы дворников и прислугу, извозчиков, фабричных и заводских рабочих, а в Петербурге юхновцы из Сосницкой волости, в числе 200 человек, образовали 12 артелей перевозчиков и яличников».

Установление советской власти в небогатом Юхнове прошло скорее гладко, если не триумфально. Был один антисоветский мятеж, но его быстро подавили. Вообще этот период словно стерся из городской памяти. Вряд ли жители Юхнова помнят, в честь кого названа улица Андреева. Был такой член партии большевиков, работавший в Юхновском уезде с «беднейшими слоями населения», первый уездный народный комиссар…

Пожар 1921 года, уничтоживший почти весь город, в Юхнове запомнился явно больше. Говоря о немногочисленных старинных зданиях Юхнова (большая их часть находится на улицах Ленина и Маркса), современные горожане добавляют: «чудом уцелевшие после пожара 1921 года и во время оккупации в Великую Отечественную».

Дивизия СС «Дас Райх» вошла в Юхнов 5 октября 1941 года. Без боя. Немецкие моторизованные колонны подошли так быстро и неожиданно, что у советского командования уже не было сил и времени остановить прорыв. В военной литературе Юхнов упоминается реже, чем близлежащие города. Но их названия многое говорят знатокам военной истории: Вязьма, Спас-Деменск, Малоярославец… Осенью 1941 года здесь был ад. Даже далеким от истории людям приходилось слышать о страшном «Вяземском котле». Одна из клешней немецкого окружения шла от Юхнова к Вязьме.

На западной окраине Юхнова у развилки дорог на холме стоят сразу три монумента в память о Великой Отечественной. На этом месте 5 октября 1941 года приняли бой капитан Иван Старчак и его учебный отряд парашютистов-десантников. Десантники оказались в городе почти случайно — с августа 1941 года, когда Юхнов еще был тыловым городом, здесь разместилась школа подготовки разведчиков и диверсантов для операций в немецком тылу. В октябре, в хаосе боев и отступления, об этой группе просто забыли. И приказа оборонять переправу через Угру им никто не отдавал: такое решение Старчак и его отряд приняли самостоятельно. В своей книге «С неба — в бой» Иван Старчак писал: «Может быть, с точки зрения здравого смысла попытка сдержать небольшим отрядом наступление вражеских колонн казалась дерзкой и бессмысленной, но я считал и считаю, что излишняя осторожность и благоразумие не всегда приносят успех в военном деле...».

Юхнов уже был захвачен немцами, но десантники понимали: до Москвы всего 210 км, дорога прямая, шесть часов хода танков. В начале октября между Юхновым и Москвой не было ничего, Можайская линия обороны еще не была готова. По выражению Сталина, «Москву защищать некем и нечем».

Историю Ивана Старчака и его отряда в Юхнове, пожалуй, знают все. Шесть дней 400 десантников не давали немцам форсировать Угру и прорваться к Медыни. С 6 октября держать оборону на Угре им помогала 17-я танковая бригада полковника Троицкого и передовой отряд подольских курсантов, тех самых зеленых юнцов, о подвиге которых без слез вспоминать невозможно.

Оккупация Юхнова продолжалась ровно пять месяцев, пять страшных месяцев. Почти сразу на восточной окраине Юхнова немцы организовали концлагерь, где в жутких условиях держали советских пленных, захваченных под Вязьмой и Гжатском. В Юхнове до сих пор много памятников жертвам немецких концлагерей — город и окрестные деревни были практически полностью уничтожены, с местными не церемонились: на каторгу в Германию были угнаны около 4 тысяч человек. Сотни гражданских были казнены на месте.

Город был освобожден 5 марта 1942 года в ходе Ржевско-Вяземской наступательной операции, которая оказалась одной из самых кровопролитных за всю историю войны. За пять месяцев оккупации немцы основательно укрепились в районе Юхнова. Бои здесь продолжались до 1943-го...

19 апреля 1942 года недалеко от Юхнова, на Угре погиб легендарный генерал Михаил Ефремов. Его тело обнаружили и с почестями похоронили в деревне Слободка немцы — случай практически уникальный, поэтому обстоятельства гибели и захоронения генерала Ефремова с каждым годом привлекают все больше «охочих до правды» исследователей, от любителей до профессионалов.

Всего в 9 км от Юхнова, у речки Рессы, находится «Маленький Севастополь» — Суковский плацдарм, который 18-я гвардейская стрелковая дивизия удерживала с 20 марта 1942 года по 9 февраля 1943-го. Почти год. Севастополь, как известно, немцы все-таки взяли — для этого им тоже понадобился почти год. Юхновский «Маленький Севастополь» выстоял.

К 1943 году в Юхнове не осталось ни одного целого здания, лежал в руинах собор Казанской иконы Божьей Матери. Но в мае 1945 года на руинах берлинского Рейхстага появилась надпись: «За Юхнов немцы заплатили».

Послевоенный Юхнов потихоньку отстраивался — помощь приходила со всего Союза. Присылали коров и овец, семена, сельхозинвентарь, обувь, книги для библиотек… Юхновские кузнецы делали инструменты из военного металлолома, в прямом смысле «перековывали мечи на орала».

Восстановили некоторые довоенные предприятия, в том числе льнозавод, который пережил и годы советского застоя, и постсоветские экономические тяготы. Сейчас продукция льнозавода «Юхновлен» востребована и известна далеко за пределами России.

Но Юхнов так и не стал промышленным центром, район остался сельскохозяйственным. К вящей радости современных туристов, которые ищут красивые и экологически безупречные места для отдыха.

8 (4722) 32-01-00, 32-53-76
Белгород, ул. Попова, 25
Пн-Пт. 9:30-19:00, Сб. 10:00-17:00, Вс. - выходной
Добро пожаловать
в мир увлекательных путешествий
с "Дольче-Вита"!